Дубовской Николай Никанорович

Пейзажист по призванию и хранитель священных традиций передвижничества по убеждению, Н. Н. Дубовской принадлежал к младшему поколению передвижников. О его преданности искусству рассказывали анекдоты. Однажды он так увлекся работой над этюдом с натуры, что напрочь забыл о собственном венчании и явился в церковь, когда его уже почти перестали ждать.

Мальчиком Дубовской учился в военной гимназии в Киеве, но его настолько тянуло к искусству, что он каждый день вставал на два часа раньше и рисовал. Директор гимназии посоветовал родителям послать сына учиться живописи.

Семнадцатилетний Дубовской поехал в Петербург и поступил в Академию Художеств, где занимался у профессора пейзажной живописи М. К. Клодта (1877-81).

Уже с 1884 г. Дубовской — в рядах передвижников, а вскоре (в 1889) стал постоянным членом совета ТПХВ и членом правления. После смерти Н. А. Ярошенко (1898) он оказался идейным руководителем объединения. В отличие от волевых И. Н. Крамского и Н. А. Ярошенко, Дубовской был человеком мягким и деликатным, однако очень умело исполнял роль вечного примирителя передвижников старшего и младшего поколений.

Дубовской написал около 400 картин и более 1000 этюдов. Известны его пейзажи «Зима» (1884), «Ранняя весна» (1886), «На Волге» (1892 и 1903), «Прошел ураган» (1898), «Закат солнца» (1909), «Родина» (1903-04) и др. В них легко узнаются темы и образы передвижнического пейзажа.

Товарищи ценили в произведениях Дубовского сильное эмоциональное чувство, но часто пеняли художнику на некоторую небрежность исполнения. Но одна картина резко выделяется из этого ряда, и в историю русского искусства Дубовской вошел прежде всего как автор пейзажа «Притихло» (1890). Художник открыл здесь новый для передвижников мотив, по его словам — «тишины перед грозой», «когда дышать бывает трудно, когда чувствуешь свое ничтожество при приближении стихии». Для воплощения этого мотива он нашел оригинальное решение. Внезапно высвеченные солнечными лучами грозовые тучи тянутся тяжелой горизонталью, занимающей почти всю верхнюю половину картины, над почерневшей водой, отражаясь в ней. Вдали — темная полоса берега, как бы сдавленная сверху и снизу стихиями неба и воды. Земля теряет свою материальность, но и вода — лишь зеркало для неба. Самым материальным, осязаемым здесь «телом» становятся грозовые тучи — яркие и светоносные. Пейзаж высоко оценил И. И. Левитан, полагавший, что Дубовскому удалось передать объективное — «не автора, а самую стихию».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code